Феминизируй это. Как меняющийся язык ломает системы

Дмитрий Лобойко

«У войны не женское лицо», но женское имя. По крайней мере, в русском языке. Не уверен, что этот пример радует феминисток, но «женское» – далеко не всегда милое, хрупкое и беззащитное. А «мужское» не всегда означает насилие. Тем не менее, феминитивы – важная часть борьбы женщин за равноправие с мужчинами. А порой и за доминирование? Но, какие бы цели не ставили те, кто именует себя феминистками, как бы мы не относились к их деятельности, феминизация языка меняет культуру, экономику и политику гораздо сильнее, чем кажется.

К феминитивам в России принято относится категорично и существует, пожалуй, две крайности.

Согласно первой установке, это «изнасилование языка» со всеми этими авторками, менеджерками и профессорками. Два года назад на «Грушинской конференции», которую ежегодно организует ВЦИОМ, на сессии о женском предпринимательстве нашлась феминистка, которая настаивала на упразднении отчества и введении «матчества». На эту Татьяновну многие коллеги-социологи смотрели после с жалостливой иронией. Феминизм, действительно, в восприятии общества часто выглядит как последствие личной травмы и не борьба за равноправие, а мужененавистничество.

Вторая крайность – восторженность борьбой с «многовековым мужским гнётом» и перевод на новояз всего, что поддаётся, а особенно того, что не поддается феминизации.

Обе крайности любопытны для наблюдения. Но процесс запущен и уже меняет мир. Это можно почувствовать не только в медиа, но и в коллективах – как среди офисных сотрудников, так и среди работников максимально реального сектора: на добыче, производстве, и тех, кто работает в прямом контакте с клиентами.

Феминизм уже изменяет и массовую культуру, и поведение людей. Самые скандальные примеры – движение Me Too и попытка пересаживания клиенток компании Reebok с иглы мужского одобрения хоть куда-нибудь. Они надломили восприятие нормы и этим вызвали дискуссии, возмущение и волнение. Появились яркие истории и тексты, на эмоциональном уровне дающие понимание этого процесса.

И если кому-то кажется, что речь только о месте женщины в обществе, или сугубо о гендерных отношениях, то это не так. Феминизм и в мире, и в России – это попытка перезаключить общественный договор, кажущийся многим несправедливым. Хотя справедливость – это ещё одно трудноопределимое понятие, по которому почти невозможно достигнуть консенсуса.

У феминизма, как у любого явления на этапе становления – а период становления часто затягивается на долгие годы – много спорных и, казалось бы, парадоксальных проявлений.

Феминистками, например, называют себя даже те хрупкие дамы, что любят высокие каблуки, короткие юбки и когда мужчины за них платят. Но эти женщины чувствуют тренд, кожей ощущают, что кем бы они ни были на самом деле, не быть феминисткой сегодня стало почти неприлично. Это, возможно, выглядит странно, но это ли не показатель влиятельности явления?

Ещё один «мутант феминизма» – эксплуатация женского образа в симуляции демократичности и открытости российской политической системы. Женщин всё чаще назначают мэрками и отправляют в депутатки. В парламентских партиях почти открыто говорят о гендерной квоте. А прогрессивные губернаторы-технократы с удовольствием подбирают себе в команду министорок и сити-менеджерок.

Но «квота» начинает проявляться и в бизнесе, когда в столичных компаниях и более-менее крупных фирмах в регионах директора проговаривают с руководителями подразделений необходимость приоритетного продвижения женщин по карьерной лестнице при прочих равных с мужчинами. Американские социальные исследователи в 1970-х дали этому явлению имя – «обратная дискриминация» (reverse discrimination).

Про-феминисты или мужчины-феминисты ещё одна новость последних лет. Помыслить 15-20 лет назад, что борьба за права женщин станет делом многих серьезных мужчин, было сложно. Сегодня же многие интеллектуалы, авторы федеральных изданий и преподаватели ведущих вузов страны посвящают себя выступлениям, статьям и дискуссиям о феминизме и феминитивах.

Отчасти, феминизм рождается из боли и навязывает свою повестку. Но главное, пожалуй, что он делает сегодня, это изменение языка, которые сложно будет переоценить.

Русский язык после 1917 года стал иным не только из-за отказа от ятей. Это был язык коллективизма. Мучащиеся в ГУЛАГе «политические», отбывающие свою «десятку» за анекдоты, говорили на языке коллективизма и апеллировали к социалистическим ценностям, упрекая своих угнетателей не в зверствах и антигуманности, а в отступлениях от марксизма-ленинизма. Масса примеров тому в «Музее ГУЛАГа» и в фонде «Мемориал».

Язык 1990-х разительно отличался от советского языка. «Гласность» трансформировала и говорение, и думание. На 7-10 лет в стране появилось множество СМИ, поменявшие представления о языке. Вместо «загнивающего Запада» и «кольца врагов» – «партнеры», вместо «товарищей» – «господа», вместо «мы» – «я». А ещё масса англицизмов, заимствований, дивных терминов… На тот момент в русском языке не было слов, для обозначения всё новых и новых явлений, появлявшихся ежедневно. «Неназванного не существует», но то, что получало название, накрепко вошло в жизнь и быт россиян.

Язык 2010-х выглядит как откат в «светлое советское прошлое»: в газетах слова «губернатор» и «депутат», вопреки правилам русского языка, пишут с заглавной буквы, а вместо человеческих имени и фамилии пишут фамилию с инициалами. «Душные речи, кислые мины, весь этот бред…»

И вот сейчас вдруг происходит попытка смены языка. Она может казаться нелепой, но серьезные общественные перемены происходят вместе со сменой дискурса, со сломом, с существенным изменением языка. А его-то сейчас феминистки и пытаются сломать своими феминитивами через колено, круглое женское колено. Точнее, через коленку – так правильнее.

Дмитрий Лобойко 

Хочу выразить благодарность за проведенный тренинг «Эффективное руководство подразделением» и, в частности, тренеру Сергею Колесникову,…

Ярчук Марина
Начальник отдела бронирования
ООО «Сити Трэвел»

Замечательный спикер, комфортная обстановка и приятная атмосфера, формат непринужденного общения и живой взаимный интерес плюс фишка с фотобудкой…

Инга Моисеева
pr-менеджер ЗАО "Северсталь-Сортовой завод Балаково"
к тренингу Антикризисные коммуникации: чтобы не было мучительно больно...

Получить
программу тренинга

Мы отправим программу
на указанный e-mail.

Наши клиенты
и проведенные для них тренинги по направлениям

Коучинг и фасилитация
Оценка персонала
Менеджмент
Маркетинг и PR
Продажи
Оценка персонала
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Оценка персонала
Менеджмент
Продажи
Оценка персонала
Корпоративные события
Обучение тренеров
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Обучение тренеров
Менеджмент
Менеджмент
Оценка персонала
Обучение тренеров
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Менеджмент

Все

Отзывы наших клиентов

Генеральный директор нашей компании поставил задачу мне провести тестирование руководителей. Цель этого тестирования — определение сильных компетенций руководителей и их зоны роста для повышения качества управления в компании, для проведения грамотной ротации.

В помощь мне для решения этой задачи охотно откликнулись специалисты из Компании «КУРС», они выявили потребности при первой встрече и предложили две профессиональные методики. С помощью этих методик выявляют уровень развития профессиональных компетенций у руководителей: планирование, организация, умение принимать решение, социальный интеллект и т.д., а также уровень развития личностных компетенций: лидерство, стрессоустойчивость и.т.д.

Порадовала оперативность в работе специалистов, проводивших тестирование, за час с небольшим девушки Елена и Юлия протестировали группу в 15 человек. Результаты мы получили точно в срок по договоренности (10 рабочих дней).

Ожидания генерального директора оправдались: на каждого сотрудника создана характеристика с подробным описанием его компетенций личностных и профессиональных, выделены сильные стороны, зоны роста и даже составлен план развития руководителя.

Проанализировав результаты, можно сказать, что действительно рабочие методики — очень точно указывают на особенности личности, подтверждают предположения о тех или иных качествах в людях. В дальнейшем эти показатели мы будем использовать для развития руководителей, и конечно, для генерального директора — это помощь при распределении и постановки задач.

Я благодарна сотрудникам компании «КУРС» за проделанную работу и могу рекомендовать другим компаниям, у кого возникнет потребность в оценке персонала методом тестирования.

Платонова Татьяна
Директор по персоналу
ГК «Далимо»

ОАО «Самаранефтехимпроект» в лице Генерального директора Копасевой Людмилы Анатольевны выражает благодарность ООО «Тренинговая компания Демиденко и Колесникова» за успешное сотрудничество, профессионализм, креативный подход и добропорядочные партнерские отношения между нашими организациями. Надеемся на дальнейшую плодотворную работу с вашим коллективом.

Копасева Людмила Анатольевна
Генеральный директор
ОАО «Самаранефтехимпроект»

Я был на разных тренингах, от Адизеса до местных тренеров. Ничего не вынес с собой, никакого багажа. И вроде тренинг неплохой, все вроде бы правильно, теория очень хорошая. Но на практике применить ничего не удавалось.

Когда я первый раз был на тренинге у Максима Демиденко, в первый день я сопротивлялся, сильно. Во второй день вовлекся капитально. В третий — пожалел, что сразу не готов был воспринять то, что мне давали. И самое главное — ушел с большой уверенностью, что 100% все буду делать. Все идеи, которые меня посещали во время тренинга, все алгоритмы я применял, все работало. Я получал от этого удовольствие.

Сейчас наша компания растет, она увеличивается в капитале, в коллективе, в оборотах, в объемах работ. И степень ответственности каждого очень важна. Моего личного времени не хватает, чтобы заниматься каждым по отдельности. Поэтому нам был необходим такой тренинг для «собирания в кучу», для формирования общего понимания у всего коллектива, куда мы идем и зачем. Хотелось вывести у людей «железнодорожную болезнь», когда люди не только перекладывают ответственность, но и в принципе пытаются уйти от выполнения заданий: «А почему я? А почему не он?».

Задача была сделать так, чтобы каждый понял, что его личная ответственность напрямую влияет на результат. И не важно, кем он работает — генеральным директором или диспетчером. На мой взгляд, это получилось. Особенно это заметно по тем людям, которые далеки были от этого понимания и вели себя в формате: «я человек маленький, я здесь ничего не решаю, от меня ничего не зависит, от меня отойдите».

После тренинга сотрудники начали думать немножко наперед. Даже те, кто не имел привычки думать о будущем, формулировать свои цели. Сейчас нам, как руководителям, стало проще ставить перед ними задачу. Уровень осознанности и вовлеченности в цели компании заметно вырос. Даже негативную обратную связь люди воспринимают более конструктивно, не уходят в эмоции.

Некоторые сотрудники уже удивляют нас не только отношением к делу, но и конкретными результатами. Некоторым удалось в этом месяце сработать на такую сумму, которую мы перед ними даже и не ставили. Не смотря на то, что это был сложный месяц, нервный, с проверками.

Сейчас, когда я видел реакцию сотрудников, как они работали на тренинге, как вовлекались в процесс, я могу сказать что любое задание и упражнение в программе были не случайны, глубокие, с выводами.

Алексей Калабин
Главный инженер
Строительная компания «ПМК Районная»
к тренингу Рычаги смысла: профессиональная работа с ценностями персонала

Все