Сумасшедшие коммуникации

Мария Терегулова

«Когда Пётр наконец-то устроился в компанию своей мечты, он с удивлением обнаружил, что это долгожданное событие не вызывает у него бурной реакции, как и вскоре последовавшее рождение сына. Вначале он списал это на стресс, но даже после долгого отпуска прежняя яркость чувств так и не вернулась. Появилось ощущение, словно его эмоциональный диапазон заметно сузился: он не разучился ни радоваться, ни грустить, но делал это скорее по инерции, не отдаваясь чувствам целиком. Ему всё чаще приходилось имитировать неравнодушие, чтобы близкие не заметили неладное.

То, что ему нравилось делать раньше, вызывало всё меньше интереса, и из дома хотелось выходить всё реже. Пётр с трудом справлялся с важными проектами по дизайну сайтов и забросил рисование комиксов «для души», перестал заниматься скалолазанием и всё меньше следил за своей внешностью.

Зато всё глубже погружался в размышления об устройстве мира. Но все попытки найти единомышленников потерпели крах: когда он пытался рассказать другим о своих озарениях, его объяснения почему-то казались им спутанными и невнятными. Тем не менее, у Петра не было сомнений, что он движется в правильном направлении, - он чувствовал, как все закономерности Вселенной собираются у него в голове в гигантский пазл. Всё было неспроста – на улицах стали попадаться одни и те же люди, а в автомобильных номерах были зашифрованы сообщения, которые ему, как человеку умному и творческому удалось разгадать…

А однажды, во время обеда, он услышал приятный баритон…» (из книги Дарьи Варламовой и Антона Зайниева "С ума сойти!")

Ну что, кто-нибудь уже успел поставить себе диагноз?

В современном мире меня поражают две вещи: 1 – скорость, с которой люди начинают использовать новые термины, не понимая при этом их значения (и не придавая этому значения :-) ); 2 – скорость постановки диагнозов себе, близким, коллегам и начальству и т.д.

Шутка ли, когда в 2008 году я рассказывала про использование «когнитивного диссонанса» в рекламе и про оценку отношения к бренду с помощью семантического дифференциала Чарльза Осгуда, то в зале из почти 70 человек, только пятеро могли повторить эти термины. И дело не в том, что это были неэрудированные и легкомысленные люди! Наоборот, тогда в ВК «Экспо-Волга» собрались выпускники программ MBA и Профессионального маркетинга, более чем пытливые умом. Просто термины были специальными и люди с осторожностью к ним относились, боясь показаться смешными, употребив их в неправильном значении. Сейчас, спустя 10 лет, пока я доезжаю от работы до дома бодрые радиоведущие успевают несколько раз скороговоркой помянуть тот самый «когнитивный диссонанс», сослаться на «репрезентативность» и покритиковать «валидность»… причём кроме знакомого звучания, я так и не понимаю смысла того, что они говорят. Вера в науку и трепетное отношение к её языку благополучно закончились!

А вот и фото с того пламенного выступления! Необычайно дорогие и приятные мне люди на нём

Люди произносят умные термины, навешивая их на себя, как хипстер значки, радуясь, что они придают им статуса и значимости… Шестилетний сын пробегает мимо меня и бросает с важностью: «Мам, а если у меня будет твоя актимизность и папина убёртность, то я далеко зайду?». Он имеет в виду «оптимизм» и «упёртость», такие взрослые качества, и фразу строит как взрослый… и заливисто смеётся, потому что и сам не понял, что сказал, но увидел мой восхищённый взгляд!

Если вы всё ещё читаете этот текст, то сейчас мы дойдём до первого серьёзного термина, который так же скверно и часто используют, вообще не заботясь о последствиях. Да, в самом начале у Петра была именно «шизофрения».

И вот, что удивительно, в то время как психиатры всего мира бьются над однозначным и точным пониманием этой болезни, причин её вызывающих, а также способами диагностики, мы с вами, скорее всего, многозначительно покиваем головой, услышав этот термин: «Ааааа… ну дааа…шизофрения! Ну, конечно! Всё же и так понятно».

И потом обязательно вспомним хотя бы одного знакомого/ кинозвезду/ художника с этим диагнозом. По тому же самому радио по дороге на работу я недавно услышала, что полотна великих художников даже специально проверили на признаки болезни мозга (прочитайте заметку вот тут).

Кстати у Норваля Мориссо, чья картина представлена ниже, диагностировали болезнь Паркинсона

Но цель моего сообщения вовсе не в том, чтобы покритиковать современность за её пренебрежение к знаниям. Мне показалось увлекательным, что именно «шизофрения» - заболевание, причину возникновения которого часто связывают не столько с избыточной выработкой нейромедиатора допамина или точнее неверной реакцией нейрорецепторов, сколько с коммуникациями и даже с самим языком.

Английский психиатр Тим Кроу выдвинул интересную гипотезу: по его мнению, болезнь появилась одновременно с возникновением языка. Способность к связной и осмысленной речи человек обрёл благодаря генетической мутации – она вызвала ассиметрию полушарий, в которых по- разному распределились языковые функции. Кроу считает, что именно это «разделение труда» и стало причиной возникновения шизофрении.

Другой учёный считает, что шизофренией мы обязаны не возникновению языка, а развитию у человека социальных навыков. Социальное познание и необходимость приспосабливаться к жизни в группе потребовали от гомининов более сложного взаимодействия разных участков коры головного мозга, а эта адаптация в свою очередь не обошлась без побочных эффектов.

И, наконец, самое интересное! В 50-х годах британский антрополог Грегори Бейтсон, возглавлявший в то время исследовательскую группу психиатров в Пало-Альто, сформулировал теорию «двойного послания» (double bind), особой формы коммуникации, которая может вызывать шизофрению.

В чисто языковом отношении многие сообщения могут не различаться. К примеру, фраза «Я тебя тоже люблю», сказанная в момент прилива нежности и в ответ на подколку со стороны знакомого. Но обычно мы маркируем сообщение жестами, интонацией, мимикой, контекстом. Мы не отдаём себе отчёта, как именно мы распознаём истинный смысл этой фразы, мы её просто схватываем.

У шизофреника такое схватывание становится проблематичным. Чаще всего, по мнению Бейтсона, это происходит в результате того, что кто-то (из членов семьи, значимый родитель) намерено сбивал его с толку.

Двойное сообщение – это когда Вы осуществляете совершенно конкретное послание (например, «Пётр, ты устал, иди уже спать!»), подразумевая при этом совсем другое послание («Пётр, ты мне так надоел, видеть тебя не хочу!»), но при этом запрещаете правильно трактовать Ваше истинное сообщение (чаще всего скрыто, через жесты, позу, мимику), даже иногда подкрепляя его заведомо ложными формулировками/ метафорическим наказанием («Ты же понимаешь, что я о тебе забочусь!», «Я тебе это говорю, потому что люблю»).

Двойное послание работает наиболее эффективно в случае близких отношений и созависимости. Человек, получающий двойное послание, вынужден как-то реагировать и приспосабливаться к нему. Естественно, речь не об единичном акте, а о повторяющемся опыте и о так называемой «шизофреногенной системе».

Таким образом, в свете теории двойного послания, шизофрения выглядит не как сугубо личный диагноз, а как информационный вирус, передающийся от одного разума к другому через общение. Вот только его передача – это довольно длительный процесс, требующий регулярного повторения, и поэтому не столь очевидный.

Когда мы рассуждаем о безумии современного общества в контексте коммуникативных проблем, так ли мы далеки от правды? И что ещё скрывается за неконтролируемыми информационными потоками при общем снижении качества информации? За неправильной трактовкой и использованием терминов? За упрощением и доступностью?

Об этом далее в моём блоге :-)

От себя хочу сказать, что мы очень ждали и хотели поучаствовать в этом тренинге. И, получив желаемое, ни на секунду не пожалели об этом :-) Тренинг…

Прохорова Валерия
Заместитель генерального директора медиа-холдинга "РегионМедиа"
к тренингу Ресурсы командной работы

Данный тренинг помог мне понять и выделить свои основные качества, определить свои особенности и настроиться на более эффективное владение собой в…

Ушакова Екатерина
Специалист ОАО Роснефть

Получить
программу тренинга

Мы отправим программу
на указанный e-mail.

Наши клиенты
и проведенные для них тренинги по направлениям

Коучинг и фасилитация
Оценка персонала
Менеджмент
Маркетинг и PR
Продажи
Оценка персонала
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Оценка персонала
Менеджмент
Продажи
Оценка персонала
Корпоративные события
Обучение тренеров
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Обучение тренеров
Менеджмент
Менеджмент
Оценка персонала
Обучение тренеров
Менеджмент
Бизнес-симуляции
Менеджмент

Все

Отзывы наших клиентов

В первую очередь хочется поблагодарить Максима за проделанную с нами работу. Для себя я сделала выводы: 1. Чтобы вовлечь сотрудника или пациента, нужно поставить себя на их место. 2. Нельзя зацикливаться на себе, нужно думать о других.

Татьяна Веселова
старшая медсестра Отделения №2 НУЗ «Дорожная стоматологическая поликлиника ОАО «РЖД»»
к тренингу Клиентский сервис

Демиденко Максим - звезда!!!!!! Отличный интерпретатор, огромное количество примеров из разных сфер деятельности, помогал разрешать и отвечать даже на самые сложные вопросы. Я получила больше, чем ожидала, особенно для своей дальнейшей работы.

Ходакова Олеся
менеджер по персоналу сеть супермаркетов «Пчелка»
к тренингу Рычаги смысла: профессиональная работа с ценностями персонала

Обычно, после тренинга бывает такое: «тренинг супер — узнал много интересного, а сам тренер — отличный мужик, много знает, многим поделился!».

После этого тренинга лично у меня было так: «какая же мы отличная команда, каждый из ребят потрясающий чел, по-своему уникален и… и вообще теперь я еще больше горжусь, что у меня такая замечательная работа, а самое главное такой офигеннейщий коллектив!!!»

А обнимашки в конце — это было что-то))) Здорово!!! Демиденко спасибо!

Алексей Мухаммадиев
Специалист департамента коммерции и маркетинга РегионМедиа
к тренингу Ресурсы командной работы

Все